Адвокат Мишурина О.А. Юридические консультации, юридические услуги.  Поиск на Яндекс
 
Советы адвоката
Информация
Коктакт
Ваш адвокат
Навигация
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

"РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ"

Адвокат Мишурина Ольга Александровна. Ростов-на-Дону.

 

 

Юридическая консультация. Защита прав ребёнка

КОНВЕНЦИЯ ООН О ПРАВАХ РЕБЕНКА И ПРАВО РЕБЕНКА НА СОДЕРЖАНИЕ

Право ребенка на получение содержания от своих родителей и других членов семьи закреплено в Семейном кодексе РФ (п. 1 ст. 60). Поэтому оно обычно рассматривается в семейно-правовом аспекте, в качестве субъективного права, существование которого характерно для различных видов семейно-правовых связей, имеющих ряд особенностей, отличающих их от гражданско-правовых отношений.

Вместе с тем представляется, что чисто отраслевой подход к пониманию права ребенка на содержание является узким и не способствует формированию действенного внутригосударственного механизма жизнеобеспечения детей, особенно детей, находящихся в трудных жизненных ситуациях. Это право может быть рассмотрено сквозь призму основных международно-правовых документов, касающихся прав и свобод человека, в том числе с помощью положений Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г., в единой системе с другими неотъемлемыми правами детей.

Одно из фундаментальных прав каждого человека, в том числе и ребенка, - его естественное право на жизнь (ст. 3 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), ст. 6 Конвенции о правах ребенка). Хотя юридически это право нередко сводится к недопустимости посягательств на жизнь человека, ценность человеческой жизни заключает-, ся, конечно же, не только в биологическом существовании человека. В современном достаточно развитом обществе полноценная жизнь предполагает существование в такой социальной среде, которая благоприятна для самореализации человека и формирования его социально позитивных личностных качеств. Только при этом условии развитие человеческого общества действительно может идти по пути социального прогресса. В Декларации социального прогресса и развития 1969 г. говорится, что "социальный прогресс и развитие основываются на уважении достоинства и ценности человеческой личности и обеспечивают развитие прав человека и социальной справедливости ..." (ст. 2).

Поэтому на международно-правовом уровне право на жизнь неразрывно связывается с другими правами - на труд, образование и т.д., в том числе с правом на развитие. Согласно Декларации ООН о праве на развитие 1986 г., "право на развитие является неотъемлемым правом человека, в силу которого каждый человек и все народы имеют право участвовать в таком экономическом, социальном, культурном и политическом развитии, при котором могут быть полностью осуществлены все права человека и основные свободы ..." (п. 1 ст. 1). В связи с этим государства, участвующие в Декларации, вправе и обязаны определять соответствующую национальную политику развития, направленную на постоянное повышение благосостояния всего населения и всех отдельных лиц на основе их активного, свободного и конструктивного участия в развитии и в справедливом распределении создаваемых в ходе его благ, а также несут ответственность за создание национальных и международных условий, благоприятных для осуществления права на развитие (п. 3 ст. 2, п. I ст. 3). В любом демократическом, а тем более правовом социальном государстве создаются реальные условия для осуществления прав и свобод человека.

Особенностью Конвенции о правах ребенка является то, что наряду с правом на жизнь в ней провозглашаются такие права детей, как - право на сохранение индивидуальности (ст. 8); право пользования наиболее совершенными услугами системы здравоохранения (ст. 24) и благами социального обеспечения (ст. 26) и др. Право на жизнь более отчетливо связывается с правом на развитие, признание права на жизнь непосредственно сопряжено с обязательством государств-участников создавать условия для развития детей. В ст. 6 Конвенции говорится: "Государства-участники признают, что каждый ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь" (п. 1); "Государства-участники обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка" (п. 2). Следуя этой идее, Конвенция закрепляет за каждым ребенком особые права - право "на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка" (п. 1 ст. 27) и право "пользоваться благами социального обеспечения, включая социальное страхование" (п. 1 ст. 26). Это вполне объяснимо, поскольку именно несовершеннолетние дети в силу своего возраста не только не способны самостоятельно профессионально трудиться и обеспечивать себя средствами существования, но при этом особо нуждаются в благоприятных условиях для всестороннего развития своей личности.

Право на развитие находит отражение и в региональных международных актах, а также в национальном законодательстве. Для обеспечения эффективной реализации прав детей и молодежи находиться в среде, которая содействует наиболее полному развитию их личности, государства - участники Европейской социальной хартии 1996 г. взяли на себя обязательство принять для этого необходимые меры и, в частности, обеспечить детям и молодым людям с учетом прав и обязанностей их родителей заботу и помощь, образование и воспитание, в которых они нуждаются; обеспечивать защитой и специальной государственной помощью детей и подростков, временно или постоянно лишенных родительского попечения (ст. 17 Хартии).

В ст. 7 Конституции РФ Российская Федерация провозглашается социальным государством, "политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека" (ч. 1), где "обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства...". В соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 54 С К РФ ребенок имеет право на обеспечение его интересов и всестороннее развитие.

Еще одним из фундаментальных положений Конвенции о правах ребенка является уважение ответственности, прав и обязанностей родителей, иных лиц, несущих по закону ответственность за ребенка (ст. 5). Поэтому в ней отчетливо проводится принцип разграничения между указанными частными лицами и государствами, участвующими в Конвенции, ответственности за судьбу ребенка и за реализацию его прав. Государства-участники "обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону" (п. 2 ст. 3). Согласно Конвенции, родитель (родители) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка. В свою очередь государство принимает необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении их права на уровень жизни, который требуется для всестороннего развития, и в случае необходимости оказывает материальную помощь, поддерживает программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем (ст. 27).

В Конституции России также проводится разграничение ответственности между государством и членами семьи за заботу о нетрудоспособных лицах, в первую очередь о детях. С одной стороны, "каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом" (ч. 1 ст. 39), а с другой - констатируется, что "забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей" (ч. 2 ст. 38).

Конституционные положения о необходимости заботы о детях конкретизируются в СК РФ, где сказано: "Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей, обеспечить получение детьми основного общего образования" (ст. 63). Ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи (п. 1 ст. 60). При отсутствии родителей, невозможности взыскания с них алиментов закон допускает возложение обязанности содержания на других членов семьи (гл. 15 СК). Возможность получать содержание предусмотрена и в нормах иных отраслей российского права. Так, в гражданском праве предусмотрено, в частности, право на возмещение вреда, понесенного в случае смерти кормильца (ст. 1089 ГК РФ), право на обязательную долю в наследстве (ст. 1149 ГК РФ) и др.

Таким образом, право ребенка на содержание выступает как один из закрепленных в российском национальном праве с помощью отраслевого законодательства правовых способов реализации права на развитие и достаточный жизненный уровень. Содержание может доставляться за счет частных лиц или за счет общества. Наиболее развернуто система жизнеобеспечения ребенка за счет частных лиц представлена в институте алиментирования. В силу международно-правовых обязательств государства наряду с этими социально-правовыми формами содержания должна развиваться эффективная система мер социального обеспечения детей и поддержки семей, в которых воспитываются несовершеннолетние. Поэтому для регулирования общественных отношений, связанных с предоставлением содержания, могут использоваться и частноправовые, и публично-правовые методы.

Социальная значимость права на содержание обусловливает необходимость поиска и использования эффективных межотраслевых гарантий его осуществления и защиты. Несмотря на значительное обновление российского законодательства, которое произошло за последнее десятилетие, здесь все еще существуют проблемы. Не функционирует действенный механизм ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию несовершеннолетних детей, который гарантировал бы их надлежащее жизнеобеспечение. Но прежде чем говорить о юридической ответственности, следует учитывать, что сама возможность привлечения к ней, а во многом и эффективность избранных законодателем и применяемых на практике мер изначально определяются общим уровнем нравственной зрелости самого общества, выработанных им адекватно условиям своего исторического развития представлений о семье, о допустимых и должных рамках поведения людей.

В современном российском обществе такие социальные ценности, как детство, материнство, отцовство, к сожалению, значительно девальвированы. Дети и забота о них перестали восприниматься большинством граждан как неотъемлемая составляющая их полноценной жизни. Отсюда и отказ от рождения детей, и невиданные ранее масштабы "социального сиротства", и вопиюще многочисленные факты уклонения родителей (обычно отцов) от уплаты алиментов на собственных детей и др.

Говорить об однозначной отрицательной оценке общественным мнением этих фактов, к сожалению, излишне. Планка нравственной ответственности за невыполнение родительского долга в обществе значительно снизилась. Стабильно низкий уровень благосостояния значительной части граждан нередко приводит к моральному оправданию родителей, не выполняющих своих обязанностей по отношению к - детям, а также к их самооправданию. В правовой сфере это проявляется, в частности, в том, что на фоне углубляющихся процессов криминализации общества и роста числа тяжких преступлений злостное уклонение от уплаты алиментов рассматривается правоохранительными органами и судами как малозначительное преступление. Снижается количество зарегистрированных преступлений по ч. 1 ст. 157 УК РФ, многие уголовные дела не доходят до рассмотрения судом, а судьи, как правило, ограничиваются условным осуждением. Пьянство и маргинальный образ жизни малообеспеченных родителей придают еще один негативный аспект алиментированию - делают объективно невозможным удержание с них каких-либо средств в пользу детей.

Нравственное оздоровление общества, обращение его к традиционным жизненным ценностям даже при реализации самых оптимистичных прогнозов его развития - дело не одного десятилетия. Однако для культивирования в обществе семейного образа жизни, семейных ценностей, ответственности родителей за судьбу детей многое могли бы сделать средства массовой информации - один из признанных лидеров в формировании общественного сознания.

Конечно, с помощью права, в том числе и семейного, вряд ли можно обязать родителей заботиться о своих несовершеннолетних детях и любить их, но все же, рассматривая право на содержание как важнейшую юридическую составляющую права на развитие, в современном российском праве безусловно следует закрепить эффективные гарантии его надлежащего осуществления. Конституционное положение об обязанности родителей заботиться о детях нуждается в дальнейшей отраслевой конкретизации.

Наиболее радикальной семейно-правовой санкцией, предусмотренной в СК и направленной на защиту интересов несовершеннолетних детей, является лишение родительских прав в связи со злостным уклонением от уплаты алиментов (ст. 69 СК). Однако при ее применении возникают вопросы, например: какое уклонение следует считать "злостным"? уместен ли при толковании этого термина тот же подход, что и при конструировании состава преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, тем более что законодательно этот термин не раскрывается? При отсутствии законодательного решения особую актуальность приобретает необходимость соответствующего разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. Следуя уголовно-правовому подходу при толковании термина "злостное уклонение от уплаты алиментов", приходится признать, что для обеспечения жизненных нужд детей лишение родительских прав ничего не дает, поскольку и до вынесения судом решения о лишении родительских прав и взыскании алиментов уже имеется основание для взыскания с плательщика алиментов - судебное решение, которое в силу виновного поведения плательщика не выполняется. Состоявшееся в отношении лица, ранее злостно не выполнявшего своей обязанности по жизнеобеспечению ребенка, решение о лишении родительских прав вовсе не гарантирует ее выполнение в будущем. С позиций "частных" интересов нерадивых родителей, не заботящихся о своих собственных детях, лишение родительских прав - это скорее узаконенный обрыв последних межличностных связей с ребенком, официальное освобождение от ответственности за его судьбу. Единственный "положительный" эффект применения этой санкции - переход ребенка в категорию детей, оставшихся без попечения родителей, и как следствие - помещение его на воспитание и содержание в соответствующее государственное или муниципальное учреждение.

В действующем УК РФ установлены санкции за злостное невыполнение родителями алиментной обязанности (ч. 1 ст. 157). Они применяются в случае злостного уклонения родителей от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей. Имея в виду жестко формальный подход к конструированию составов преступлений, неясно, почему законодатель не учел в редакции этой нормы, что, согласно действующему законодательству, помимо судебного решения существуют и иные основания исполнения, например судебный приказ. Налицо отсутствие межотраслевого согласования в решении этого вопроса. Поэтому ч. 1 ст. 157 УК, очевидно, нуждается в дополнении указанием на то, что предусмотренные в ней меры ответственности могут применяться и при злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей, взыскиваемых на основании судебного приказа.

В специальной литературе вполне обоснованно отмечается неэффективность в плане реальной защиты прав несовершеннолетних таких предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК мер уголовного наказания, применяемого к злостным неплательщикам алиментов, как обязательные работы и арест. Они не только не способствуют исполнению обязанности по содержанию ребенка, но исключают саму возможность принудительного исполнения алиментного обязательства, поскольку труд осужденного должника либо не оплачивается, либо мера наказания вообще исключает принуждение к труду. Единственной отвечающей интересам ребенка мерой уголовной ответственности, предусмотренной ст. 157 УК, являются исправительные работы, так как они предполагают трудоустройство должника, а значит, и возможность удержаний из заработной платы по алиментным платежам. Не прибегая к применению исправительных работ, взыскать что-либо и когда-либо с должника, не располагающего доходом или иным имуществом, становится нереальным. Поэтому совершенствование уголовно-правовых гарантий права ребенка на содержание возможно путем расширения применения этой меры наказания, а также поиска новых мер. Однако в целом от уголовной ответственности не так уж сложно уйти - лица, осужденные по ст. 157 УК, обычно амнистируются.

Не прибавляет оптимизма и установленная в ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушениях РФ административная ответственность за неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних. В качестве мер ответственности этой статьей предусмотрено предупреждение или наложение административного штрафа, что опять-таки не гарантирует жизнеобеспечение детей. Как видно, административно-правовые и уголовно-правовые санкции, призванные обеспечивать право ребенка на содержание, имеют отчетливую публичную направленность и в полной мере не гарантируют имущественные интересы несовершеннолетних, связанные с их жизнеобеспечением.

В Семейном кодексе законодатель в целях защиты права на содержание обратился к традиционным гражданско-правовым способам защиты и использует в качестве мер ответственности за несвоевременную уплату алиментов уплату зачетной неустойки и возмещение убытков (ст. 115). С нашей точки зрения, это вовсе не означает, что благодаря использованию таких способов защиты алиментные обязательства изменили свою природу и слились с гражданскими правоотношениями. В то же время имущественный объект алиментных обязательств, его особая роль в жизнеобеспечении нетрудоспособных лиц в силу принципа приоритетности их интересов, действующего в семейном праве (п. 3 ст. 1 СК), вполне позволяют использовать уплату неустойки как способ защиты права ребенка на содержание (п. 2 ст. 115 СК). В механизме правового регулирования отношений по предоставлению содержания эта штрафная санкция обретает качества принципиально новой меры семейно-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение или неисполнение соответствующей обязанности, хотя при ее применении также возникает проблема реального взыскания средств в пользу ребенка. Необходимо отметить и то обстоятельство, что в п. 2 ст. 115 СК речь идет об ответственности за просрочку уплаты алиментов, взыскиваемых только по решению суда, в то время как иные судебные акты - основания для принудительного исполнения (судебный приказ, определение о временном взыскании алиментов) - не упоминаются. Возникший пробел в законе можно восполнить с помощью аналогии (ст. 5 СК), так как имеется в виду один и тот же вид правонарушений в тождественных по своей сущности правовых связях. Но все же для единообразия решения этого вопроса целесообразнее внести соответствующие дополнения в п. 2 ст. 115 СК.

 

 

 

 

 

 
 
::: Адвокат Мишурина Ольга Александровна Ростов-на-Дону. Конвенция оон о правах ребенка и право ребенка на содержание :::
Рейтинг@Mail.ru KMindex bigmir)net TOP 100 Яндекс цитирования